?

Log in

No account? Create an account

Модельный бизнес 44. Как папа Гайдар обманул дочку Машу.

Немного о Гайдарах.



Маша Гайдар милая девушка. И у ней очень умный папа. Но в модельном бизнесе он слаб. Было бы по другому, и модельный бизнес был бы в России другой и Россия другая.
Так вот, к примеру. Маша Гайдар говорит: « Частное производство всегда эффективней государственного» . По моему, спорное утверждение, но Маша просто повторяет папу. А папа это сам в книжках прочитал. Пусть будет так. А вот про модельный бизнес папа в книжках всего прочитать не смог и вот почему.

Немного о модельном бизнесе




Молодые сегодня уверены, что существует огромная разница между капитализмом Запада и реальным социализмом СССР.
У них там то и то и модельный бизнес.
А у нас в СССР и этого нет и этого, и не было модельного бизнеса. Короче, огромная разница.
Я говорю, дело было так.

Что такое модельный бизнес в понимании простого человека.
Красивые ухоженные девушки, носят красивые платья и туфли, и это вся их работа. А мужики, у которых власть и деньги, пользуют их по назначению.
Возможно, есть и другие формулировки, но главную смысловую нагрузку они не отменяют.

Немного о заводе, бухгалтерше Дине и о том, что настоящему мужику надо




Итак. Шел 1969 год. Двадцатьчетвертый год после окончания войны. Я, молодой мастер бегаю по заводу и пытаюсь понять производство.
Завод КМЗ в городе Новокузнецке. С 42 по 49 делал пулеметы, а в пятидесятые годы перешел на выпуск машин мелкошпурового бурения и коронок для них.
В те годы коммунистов не любил, Сталина ненавидел. И не скрывал этого. Как - то во время одного из застолий произошел спор. Между мною и одним из многочисленный сталинистов.
Он доказывал свое.
Я свое: про 37 год, репрессии, страх и невозможность человека реализовать себя в том государстве.

На следующий день меня отозвал в сторону один из заводских технологов и спросил.
-Как ты думаешь, почему мы осваиваем сегодня новую машину пять лет и не можем освоить, а в 44 новую модель пулемета осваивали за три месяца?
- Страх, бодро ответил .
- Все, переспросил, меня мой собеседник. И продолжил. В годы войны работал начальником цеха и вот что заметил. Тут он заулыбался и потрепал меня по плечу. Саша ты не обижайся, но случайно глянул на тебя, когда к тебе вчера подошла Дина из бухгалтерии.

Да ты не красней. Дело молодое.
Так вот, что мужику надо? Настоящему мужику?
Работа. Ту, которую ты делаешь и за которую отвечаешь.
Пожрать. Вкусно и от пуза. Про выпивку не говорю. Это на любителя.
Отдохнуть. Рыбалка, охота.
И бабы, конечно. Желательно молодые, красивые и новенькие.
Страх говоришь, да был страх и вот еще что было, чего сегодня нет.

У тебя нет, и нет на заводе. И министр сегодня не может, что мог начальник цеха при Сталине.

Война, как было.




И я первый раз услышал рассказ о том, как они делали в войну пулеметы. На какое то время это стало моей любимой темой и я расспрашивал всех. И вот, что я могу сегодня рассказать Вам.
В войну работали без выходных, по двенадцать часов. Иногда удавалось отдохнуть сутки, когда менялись смены.
Двенадцать часов за станком, а потом казарма. Нары в два этажа или в три. В казармах жили те, кого привезли на завод. Это была молодежь, в основном девчонки.

О чем мечтают сегодня парни? Топ менеджер в иностранной компании. Зарплата, яхты и модельные девочки вокруг. Вот тогда он и будет работать в полную силу.

И это возможно только при капитализме. А в России это не получается. Значит надо двигаться туда, где получается.
А вот как это было в 44 году при сталинизме.

Даша.



Дашу привезли на завод по оргнабору в 1944 году. В 1969 очень милая женщина из техотдела. И это ее история.
«Поселили на нары, третий этаж. Три дня показывали, как управлять станком. Еще три дня учили технике безопасности. Затем экзамен и работа по 12 часов. И надо делать норму.
Два месяца, как в аду.
- «Привыкнешь, первый год трудно». «Выдержу», думала, война к концу идет. Появилась у меня подруга, землячка из соседнего села. Она телеграфистка, работают по 8 часов, в платьях, в туфлях. Сказка. Мы с ней в бане познакомились и шоколадную конфету, первую в жизни, она мне дала. Она там начальницей.
И вот у них там кто то заболел и меня с ее помощью переводят на неделю в телеграфистки.

Про работу молчу. В туфлях трудно было ходить и в платье непривычно. Землячка все мне дала.
Нас в смене трое, можно до аппарата даже не притрагиваться. Ходи себе, каблучками ток- ток и вся работа. А кормили как. А жили телеграфистки по две в комнате. У каждой своя кровать. А кровати широченные. Сказка. Но неделя прошла и я опять у станка.

Подружка меня встретила и предложила: « Ты понравилась. Если согласна, тебя возьмут в телеграфистки. Будут трахать начальники завода. Два, три месяца, вы им быстро надоедаете. Затем переведут в заводоуправление. Жить будешь в общежитии, не в казарме. Примут в техникум при заводе. Для тех, кто учится, восьми часовой рабочий день. Паек у тебя будет усиленный. Как только уйдешь их телеграфисток, давать никому не надо. Там уж твоя воля. Думай. Все добровольно. Никто неволить не станет. Завтра работу начнешь, не в 8, а в 11. Переговори с девчонками в аппаратной и в техникуме. Они все прошли через это. Узнаешь правду.»

А я очень учиться хотела. Не терять же год. Я в техникум пошла, не в телеграфистки. И почему кровати у них такие широкие, понятно стало».

Рассказ бывшего начальника цеха.



Саня, ты говоришь: « Реализовать себя нельзя было при Сталине".
ты эту фразу свою запомни и запомни вот что:
-Если твое дело музыка или математика, там, где тебе другие не нужны, если дело знаешь, всегда реализуешься.
- но для остальных, единственный путь реализации, выполнение мечты своего руководителя. Поймешь это- весело пойдешь по жизни.
А вот мы по пунктам пройдем. Не понял?
Мы реализовали мечту Сталина. Страстную мечту- победить. И имели соответственно.
А чью мечту ты реализуешь сегодня? И имеешь соответственно.

Женщины. У тебя оклад какой? Стыдно сказать. А девчонку угостить надо, если себя уважаешь, конечно. А жить то как на твою зарплату с женой и ребенком?
А в 44 телеграфистки работали в три смены, но 8 часов. Всегда шесть свободны. Лучшие женщины. Отборные. Было из чего отбирать. Несколько тысяч их работало на заводе. Они для начальства. Тут, конечно, стимул был становится начальником цеха. Вот ты парень шустрый, года через три тебе предложат стать начальником. Только тебя уже на заводе не будет. Точно. Но не это главное.
Есть в отношении мужчины и женщины какая то тайна.Словами я не выскажу, но попробую.
Не просто овладеть женщиной, а лучшей из лучших. Только тогда ты настоящий и живешь не зря.

Еда.
Ты сегодня живешь в впроголодь, если родители не помогают или сам не готовишь. А в войну у завода было свое стадо , своя пасека, своя сметана, творог и сыр, свой хлеб.
Начальство питалось на заводе за счет производства.
Ударников производства награждали так. Грамоты, собрание, как положено, а затем снимали со смены человека и садили за стол. Мясо, сметана, яйца, пироги- ешь, что хочешь и сколько хочешь. А потом забирай и неси домой, сколько унесешь.
Когда осваивали новую технику, некоторые оттуда не вылазили, так мне высказывали обиды спустя 24 года. Разницу чувствуете? И страх был.


Работа.
И жизнь и работа была мечтой. Для меня лично. Это сегодня одни генеральные конструкторы известны.
Что они без нас. Без начальников и рабочих. Да бог с ними. Работали, так работали. Поздно я понял. Все можно. Только дело делай.
У нас стадо было заводское. А в стаде каждый начальник имел свой скот. Все забота, сказать главному пастуху, сколько коров тебе надо. У меня сначала совсем не было своей скотины, а 44 моих больше всех стало. Зачем мне они холостому. Завод и так кормит на убой. Но когда стали осваивать новый пулемет, я все понял. Это у меня нет семьи, а у технологов, рабочих они были и жили на паек.
К Новому 45 году я сам, начальник цеха, ни с кем не согласуя, порезав свою скотину, выдал продуктами премии, тем людям на заводе, кто реально помог
мне. Двадцать человек. Десять моих рабочих, шестеро их других цехов и четыре ИТР.
По рыночным ценам, по три- четыре годовых оклада. Кто сегодня это может? Никто!

Знал ли Сталин о девочках и коровах? Нам эту технологию завезли с авиационных заводов, сами бы наши никогда бы не посмели.
Я думаю, это его работа. Вот вам все! Только давайте самолеты, пулеметы… А не можете, не взыщите. Он так уверенно и держался. Нашел, как тачки двигать.
На соседнем заводе делали что то для самолетов, не знаю точно.. Год они планы срывали, а с девочками и коровами был порядок. Руководство сняли и расстреляли. Проверили завод и все обнаружили.
Проверки прошли по всем заводам города. Мы с семьями попрощались. Как скроешь пекарню, сыроварню, стадо, но работали и план делали.
Собрали нас начальников для оглашения результатов проверки. Директор белый, как смерть. Мы все, наверное, не лучше. Проверяющий из органов особенно отметил то, что за прошедший год завод ни разу план не сорвал. И вот результаты проверки неудовлетворительные, отмечено не целевое расходование средств и рабочей силы. Выговор получил наш директор.

Вот почему за три месяца и осваивали новую технику. А страх был. Как без него.
Придет Саша твое время. Станешь большим начальником. Будешь осваивать новое, вспомни нас.
Технология быстрого развития простая.
Отбери людей. Из говна пули не сделаешь, как не старайся.
Сожми их так, что бы ни в лево, ни в право.
Покажи куда можно и куда надо. И отпускай. И тот, кто пойдет в нужную сторону, должен получить все! Как мы имели в 44 году.

И снова про модельный бизнес и Чубайса, конечно. Как без него.



Но вернемся к модельному бизнесу. Напомню, красивые девочки красиво носят платья и туфли и это их работа. Работа моделей.
На каждом успешном заводе в 44 имели сталинских моделей. Возможно не на всех, а только там где поняли правила игры.
А вот Гайдар правил не знал. В книжках про это не пишут. А на заводах, кто из реформаторов работал? Разве что Чубайс. Цветы продавал у проходной. Поэтому Гайдар Машу и обманул.












Comments

Круто. Реально круто.
Немного на Резуна смахивает, если вас не покоробит это сравнение...
Кто такой Резун? Почему не знаю?
Резун - это перебежчик такой. Он сейчас под псевдонимом Суворов "творит". Ну та муть, которую он про Вторую мировую разгоняет не очень интересна, а вот "за жизнь" он неплохо пишет...


В ту ночь снился мне старый добрый еврей дядя Миша. Было мне тогда 15 лет. Учился я в школе и работал в колхозе. Зимой работал время от времени, летом — наравне с матерыми мужиками. Поэтому, когда на обсуждение встал серьезный вопрос, то на собрание позвали и меня. Дело вот в чем было: в конце августа каждый год наш колхоз отправлял в город Запорожье одного человека на две три недели торговать арбузами. Конец августа приближался, и нужно было решить, кто из мужиков поедет в этом году торговать арбузами.
Cидят мужики в клубе. Пора горячая — уборка в разгаре, а мужикам не до уборки. Спорят все, кричат. Председатель предложил на арбузы зятя своего Сережку послать. Первые ряды молчат, а с задних рядов свистят, стучат ногами и скамейками. Председатель ставит вопрос на голосование. Разгорячился он, голову теряет. В таких случаях нужно сначала спросить: «Кто против?» Никто, конечно, не поднимет руку. Тогда и голосованию конец, значит, все согласны. Но председатель по ошибке спрашивает: «Кто за?» Он привык так вопрос ставить, когда нужно мудрую политику нашей родной партии одобрять. Но тут вопрос кровный. Тут все руки вверх не будут тянуть.
— Кто за? — повторяет председатель.
А зал молчит. Ни одна рука вверх не поднялась. Просчитался председатель. Не так вопрос поставил. Сережку, зятя председателева, нельзя посылать, значит. Махнул он рукой: сами тогда решайте. Опять шум и крик. Все с мест повскакивали. Снова все недовольны.
А я в углу сижу. О чем люди спорят, никак в толк не возьму. Те мужики, что в прошлые годы арбузами торговать ездили, уверяют всех, что работа эта опасна: шпана на базаре зарезать может. Если ошибешься в расчетах, милиция арестует или придется потом с колхозом своими собственными деньгами рассчитываться. Но странное дело, ни один из них, раньше торговавших, вроде бы и не очень упирается, если его на эту опасную неблагодарную работу вновь выдвигают. Зато все остальные сразу ногами топают и кричат, что он мошенник и плут, что от него только убыток колхозу.
Опять же странно, если работа опасная и неблагодарная, отчего его и не сунуть на эту работу вместо себя. Но нет. Не пускает колхозное собрание ни одного из названных.
Все новых кандидатов называют. И все так же решительно собрание их отклоняет. Чудеса. Нет бы первого, кого председатель назвал, и послать на это проклятое место. Всем бы облегчение. Так нет же, никому не хочется посылать туда ни врага своего, ни друга, ни соседа. Такое впечатление, что каждый сам туда норовит попасть, да другие его не пускают: а коли я туда не попал, так и тебя не пущу.

Понял. За отрывок спасибо.

Главное - далее по тексту

Спорили, спорили, утомились. Всех перебрали. Всех отклонили.
— Кого ж тогда? Витьку Суворова, что ли? Мал еще.
Но мужики на этот счет другое мнение имели. Я им не равен ни по возрасту, ни по опыту, ни по авторитету, для мужиков вроде бы как никто. И послать меня — означало для них почти то же самое, что не послать никого. Пусть Витька едет, рассуждал каждый, лишь бы мой враг туда не попал. Так и порешили. Проголосовали единогласно. Председатель и даже зять его Сережка-и те руки вверх подняли.
Привезли меня в город два лохматых мужика в три часа ночи. Вместе мы арбузы разгрузили, уложили их в деревянный короб у зеленого дощатого навеса, в котором мне предстояло проработать шестнадцать дней и проспать пятнадцать ночей.
В пять утра базар уже гудел тысячами голосов. Мужики давно уехали, а я один со своими арбузами остался. Торгую. Из-за прилавка не выхожу. Стесняюсь. Ноги босые, а в городе никто так не ходит.
Торгую, судьбу проклинаю. Еще меня никто и резать не собирается, а жизнь уж в моих глазах меркнет. Арбузы у меня отменные. Очередь у прилавка огромная. Все кричат, как на колхозном собрании. А я считаю. Цена моим арбузам — 17 копеек за килограмм. Это государственная цена, отклониться от нее — в тюрьму посадят. Считаю. Математику я любил. Но ничего у меня не получается. Весит, допустим, арбуз 4 кг 870 граммов, если по 17 копеек за килограмм брать, то сколько такой арбуз стоит? Если б толпа не шумела, если б та баба жирная меня за волосья ухватить не норовила, то я мигом бы сосчитал. А так ни черта не получается. Ни карандаша, ни бумажки с собой нет. Откуда знать было, что потребуется?
Толстые женщины в очереди злятся на медлительность, напирают на прилавок. Те, что уже купили, в сторонке сдачу подсчитывают, снова к прилавку подбегают, кричат, милицию вызвать грозятся. А арбузы самые разные, и вес у них разный, и цена разная, а копейка на доли не делится. Вспомнил я слова мужиков на собрании: просчитаешься, потом с колхозом своими деньгами расплачиваться будешь. А откуда у меня свои деньги? Ни черта у меня не получается. Я толпе кричу, что закрываю торговлю. Тут меня чуть не разорвали. Уж больно арбузы хорошие.
А напротив меня в лавочке старый еврей с косматыми белыми бровями сидит. Шнурками торгует. Смотрит он на меня, морщится, как от зубной боли. Невыносимо ему на эту коммерцию смотреть. То отвернется, то глаза к небу закатит, то на пол плюнет.
Долго он так сидел, мучился. Не выдержал. Закрыл лоточек свой, встал со мной рядом и давай торговать. Я ему арбузы кидаю, на которые он длинным костлявым пальцем указывает, и пока успеваю я арбуз из кучи выхватить, он предыдущий на лету ловит, взвешивает, подает, деньги принимает, сдачу отсчитывает, мне на следующий пальцем тычет, да еще и улыбаться всем успевает. Да и тычет не на всякий арбуз, а с понятием: то меня на самый верх кучи гонит, то к основанию, то с другой стороны кучи забежать мне приходится, то обратно вернуться. А он всем улыбается. Ему все улыбаются, Все его знают. Все ему кланяются. «Спасибо, дядя Миша», — говорят.
За час он всю очередь пропустил. А куча наполовину уменьшилась. Только мы с очередью управились, он мне кучу денег вывалил: трешки мятые, рубли рваные, кое-где и пятерки попадаются. Мелочь звенящую он отдельной кучкой сложил, сдачу чтоб давать.
— Вот, — говорит, — выручка твоя. В правый карман ее положи, тут достаточно, чтобы с твоим колхозом за сегодня рассчитаться. А все, что сегодня еще выручишь, смело в свой левый карман клади.
— Ну, дядя Миша, — говорю, — век не забуду!
— Это не все, — говорит. — Это я только практику преподал, а теперь теорию слушай.

Re: Главное - далее по тексту

Принес он лист бумаги. Написал цены на нем: 1 кг- 17 копеек, 2 кг-34... и так до десяти. Но с килограмма- ми у меня проблемы не было, с граммами проблема. Вот и их он отдельным столбиком пишет: 50, 100, 150...
— Копейка на доли не делится, поэтому за 50 граммов можно ничего не взять, а можно взять целую копейку. И так правильно, и так. За сто граммов можешь взять одну копейку, а можешь две копейки взять. С хорошего человека всегда бери минимум, а с нормального человека всегда бери максимум.
Быстро он мне цены пишет... 750 — минимум 12 копеек, максимум-13.
— Как же вы, дядя Миша, так считаете быстро?
— А я не считаю, я просто цены знаю.
— Черт побери, — говорю, — цены же меняются!
— Ну и что, — говорит, — если завтра тебе по 18 копеек прикажут продавать, значит, например за 5 килограммов 920 граммов можно взять минимум рубль и шесть копеек, а максимум — рубль и восемь копеек. Граммы тоже округлять нужно для хорошего человека в сторону минимума, а для нормального-в сторону максимума. Хорошему человеку хороший арбуз давай. Нормальному человеку — нормальный.
Как хороший арбуз от нормального отличить — я знаю. У хорошего арбуза хвостик засушен, а на боку желтая лысинка. А вот как хороших людей от обычных отличить? Если спрошу, ведь он смеяться будет. Вздохнул я, но ведь и мне когда-то ума набираться надо, — и спросил его...
От этого вопроса он аж присел. Долго вздыхал он, головой качал, глупости моей удивлялся.
— Заприметь хозяек из окрестных домов, тех, которые у тебя каждый день покупают. Вот им и давай лучшие арбузы да по минимальной цене. Их немного, но они о тебе славу разносят, рекламу тебе делают, мол, честный, точный и арбузы сладкие. Они тебе очередь формируют. Раз две-три возле тебя стоят, значит, десять других вслед им пристроются. Но это уже покупатели одноразовые. Им-то и давай обычные арбузы похуже, а бери максимум с них. Понял?
Картон с ценами он над моей головой приладил. Со стороны не видно, но стоит мне голову вверх задрать, вроде цену вычисляя, — все цены передо мной.
Так и пошла торговля. Быстро да с доходом. Хороши арбузы! Ах, хороши! Подходи, налетай! Через день окрестные домохозяйки меня узнавать стали. Улыбаются. Я им арбузы по минимальной цене — улыбаюсь. Всем остальным — по максимальной, тоже улыбаюсь.
С одного покупателя — доли копеечки. С другого тоже. Вдруг я понял выражение, что деньги к деньгам липнут. Не обманывал я людей, просто доли копейки в свою пользу округлял, но появились в моем левом кармане трешки мятые, рубли рваные, иногда и пятерки.
Подсчитаю доход — все лишние деньги у меня. Сдам колхозу выручку, а в моем собственном кармане все прибывает. Появилась в кармане хрустящая десятка. Пошел я к дяде Мише, протягиваю.
— Спасибо, дядя Миша, — говорю. — Научил, как жить.
— Дурак, — говорит дядя Миша, — вон милиционер стоит. Ему дай. А у меня и своих достаточно.
— Зачем же милиционеру? — дивлюсь я.
— Просто так. Подойди и дай. От тебя не убудет. А милиционеру приятно.
— Я же преступления не совершаю. Зачем ему давать?
— Дай, говорю, — дядя Миша сердится. — Да когда давать будешь, не болтай. Просто сунь в карман и отойди.
Пошел я к милиционеру. Суровый стоит. Рубаха на нем серая, шея потная, глаза оловянные. Подошел к нему прямо вплотную. Аж страшно. А он и не шевелится. В нагрудный карманчик ему ту десятку, трубочкой свернутую, сунул. А он и не заметил. Стоит, как статуя, глазом не моргнет. Не шелохнется. Пропали, думаю, мои денежки. Он и не почувствовал, как я ему сунул.
На следующее утро тот милиционер снова на посту: «Здравствуй, Витя», — говорит.
Удивляюсь я. Откуда б ему имя мое знать?
— Здравствуйте, гражданин начальник, — отвечаю.

Re: Главное - далее по тексту

А каждый вечер машина из колхоза приезжала. Отвалят мужики две-три тонны арбузов на новый день, а я за прошедший день отчет держу: было ровно две тонны; продал 1816 кг, остальные не проданы — битые и мятые, их 184 кг. Вот выручка — 308 рублей 72 копейки.
Взвесят мужики брак, в бумагу запишут, и домой поехали. А я битые арбузы корзиной через весь базар на свалку таскаю. За этим занятием меня дядя Миша застал. Охает, кряхтит, моей тупости дивится. Отчего, говорит, ты тяжелую грязную работу делаешь, да еще и без всякой для себя прибыли?
— Какая от них польза? — удивляюсь я. — Кто же их, гнилые да битые, купит?
Опять он сокрушается, глаза к небу закатывает. Продавать, говорит, их не надо. Но и таскать их на свалку тоже не надо. Оставь их, сохрани. Придет завтра контроль, а ты их и покажи второй раз, да вместе с теми, что завтра битыми окажутся. Продашь ты завтра допустим 1800 кг, а говори, что только 1650. А еще через день снова продашь 1800, но показывай все битые арбузы, что за три дня скопились, и говори, что удалось продать только 1500 килограммов. Так и пошло.
— Не увлекайся, — дядя Миша учит. — Жадность фраера губит.
Это я и сам понимаю. Не увлекаюсь. Если 150 кг в день у меня битых, я только 300 кг показываю, но не больше. А ведь мог бы и полтонны показать. На этих битых арбузах в день я по 25 рублей в свой левый карман клал. В колхозе я и в месяц по стольку не зарабатывал. Да от долей тех копеечных в карманах оседало. Да еще несколько секретов дядя Миша шепнул.
В последний вечер захватил я шесть бутылок коньяка, надел новые туфли лакированные, пошел к дяде Мише.
— Дурак, — говорит дядя Миша. — Ты, — говорит, — эти бутылки своему председателю отдай, чтоб он и на следующее лето твою кандидатуру на собрании выдвинул.
— Нет, — говорю, — у тебя, может, и своих много, но возьми и мои тоже. Возьми их от меня на память. Если не нравятся — разбей об стенку. Но я тебе их принес и обратно не заберу.
Взял он их.
— Я, — говорю, — две недели торговал. А вы сколько?
— Мне, — отвечает, — семьдесят три сейчас, а вошел я в коммерцию с шести лет. При Государе Николае Александровиче.
— Вы за свою жизнь, наверное, всем торговали?
— Нет, — отвечает, — только шнурками.
— А если б золотом пришлось торговать, сумели бы?
— Сумел бы. Но не думай, что на золоте проще деньги делать, чем на других вещах. Вдобавок все наперед знают, что ты миллионер подпольный. На шнурках больше заработать можно и спокойнее с ними.
— А чем тяжелее всего торговать?
— Спичками. Наука — исключительной сложности. Но если овладеть ею, то миллион за год сколотить можно.
— Вы, дядя Миша, если бы в капиталистическом мире жили, то давно миллионером были...
На это он промолчал.
— А у нас-то в социализме не развернешься, быстро расстреляют.
— Нет, — не соглашается дядя Миша, — и при социализме не всех миллионеров расстреливают. Нужно только десятку трубочкой свернуть — и милиционеру в кармашек. Тогда не расстреляют.
А еще говорил дядя Миша, что деньги собирать не надо. Их тратить надо. Ради них на преступление идти не стоит и рисковать из-за них незачем. Не стоят они того. Другое дело, если они сами к рукам липнут — тут уж судьбе противиться не нужно. Бери их и наслаждайся. А на земле нет такого места, нет такого человека, к которому бы миллион сам в руки не шел. Правда, многие этих возможностей просто не видят, не используют. И, сказав это, он трижды повторил, что счастье не в деньгах. А в чем счастье, он мне не сказал.
Редко дядя Миша мне снится. Трудно сказать почему, но в те ночи, когда добрый старик приходит ко мне на пыльный базар, я плачу во сне. В жизни я редко плакал, даже и в детстве. А во сне — только когда его вижу. Шепчет дядя Миша на ухо мудрость жизни, а я все запоминаю и радуюсь, что ничего не упустил. И все им сказанное в уме стараюсь удержать до пробуждения. Все просто, истины — прописные. Но просыпаюсь — и не помню ничего.
Разбудил меня лучик яркого света. Потянулся я и улыбнулся мыслям своим. Долго вспоминал, что мне дядя Миша на ухо шептал. Нет, ничего не помню. А было что-то важное, чего никак забывать нельзя. Из тысячи правил только самый маленький кусочек остался: людям улыбаться надо.

Re: Главное - далее по тексту

Главное, моя тема Развитие.
А его можно определять и делить множеством способов.
Для практика ,возможны такие.
Покупное.
Саморазвитие.
Перворазвитие.
Вы описываете покупное времени Колхозов.
Актуально это?
Во времена супермаркитов?

Арбузами не торговал.
Мой последний опыт работы продавцом, годичной давности.
Продавал спутниковые телевизионные системы и Интернет.
В среднем 25 обращений в день.
В наличии четыре типа спутникового телевидения и четыре способа организации Интернета.
Из 25 знают о наличии четырех типов телевидения, никто!
О двух четыре!
О возможностях остальных и о них самих, ни разу в жизни не слышали.
Об интернете, не знают ничего!
То, что можно самые свежие фильмы и музыку иметь бесплатно по безлимитному интернету понятия не имеют!

Выводы;
Какая главная и основная задача продавца?
Копейки считать?
Битые арбузы, два раза считать?
И про арбузы это вещь старая и чужая.
Значит для меня не интересная.
Только свой опыт- Новое!
Свой в смысле, Ваш, Его и мой.
А переписывать умеют все. Это не трудно. Что мы и видим в Интернете.

Очень интересно.
А мысли у меня возникли следующие:
Порой, когда я пишу что-то пафосное о Войне или о том времени, то люблю, ближе к концу статейки, упомянуть формулировочку: "была эпоха богов и героев", и хотя здесь у вас затронут пласт жизни приближенный к грешной земле, но мне надумалось сейчас, что наверное те, кто совершили ВСЁ ТО, те кто войну выиграли (а потом ещё и страну из разрухи вытащили, а это было быть может не монгим легче), они - другие, не как все наши поколения.

Я помню своих, уменя два деда воевали, два их брата, две бабушки подростками были в войну, прабабушка двух сыновей на фронт отправила, дождалась одного...
И вот я вспоминаю своих и думается мне, что они другие, не как мы, и не как те, кто шел до них (мы-то конечно все разные, в смысле поколения разные со своими разностями, но ОНИ будто чем-то особым отличаются), и, быть может, поэтому и стал возможен этот рывок, всё то, чего трудно себе представить сейчас, вся та скорая модернизация, построение чего-то гигантского за короткие сроки.

Что их делало такими, что сделало это поколение непотопляемым, умеющим вытерпеть всё и не жаловаться, умеющим работать на аврал?
Быть модет война..., но война началась когда рывок уже был сделан..., быть может сам исторический момент..., не знаю...

Но эти люди другие, нам далеко до них, вот и не клеится пока модернизация и всё прочее. Надеюсь и мы до чего-нибудь дорастем, поумнеем хоть немножко.
Такие, точно такие, как мы!
Да , Сталин запрограммировал их. Зазомбировал. Идеологически воспитал.
Любые слова применяй , все будет не точно.
Групповое подсознание!
Сталин умел его формировать. И формирование общественного подсознания сопряжено с насилием .
Такая формулировка не нравится. Да , это так!
Дозу он не знал . И хватил в тридцатых годах лишнего.
Вот главная причина, почему хорошие люди объединится не могут!
Тысячи лет прошло . Тысячи раз пробовали и не разу не получалось!
А почему?
Насилие один из компонентов ,что делает из человечков людей!
А люди могут все!
Вот откуда твои умствование о особых людях.

Об особых людях.

Практика показывает, что люди в среднем - это люди. А вот обстоятельства могут быть выдающимися. Создать такие обстоятельства и люди становятся выдающимися. Конечно, личные таланты тоже играют роль. Но без соответствующих обстоятельств- они не проявятся. Создание обстоятельств - это технология. Технология группы. Технология коллектива. Какие связи между людьми в коллективе - такая и продукция на выходе. Плохой коллектив не может сделать хорошую продукцию.Если хочешь давать хорошую продукцию- создай такие обстоятельства, которые способствуют созданию коллектива с необходимым уровнем отношений.

Re: Об особых людях.

-Какие связи между людьми в коллективе - такая и продукция на выходе.
Да вы готовый структуротехник!

Связи между людьми- это и есть структуры.
Собственно вся мои теории практически , за исключением Людей Развития в этом посте.
Его чуть было не напечатали в одном при правительственном органе , но напугались.
В вы не напугаетесь. http://denisov2008.livejournal.com/32390.html

А что выпускал этот завод в войну?
Пулеметы.
Забыл спросоня. Перепостил у себя.
Да, в тексте раз пять есть это слово.
В 1969 мадам рассказывает коллеге как проституировала при тов. Сталине? Сомнения, сомнения.

Пропеарил у уважаемой domestic-lynx

Вот ее ответ:
Я прочитала с огромным интересом и даже переслала кое-кому ссылку. Спасибо. Всё было хорошо и логично придумано. Что мне нравится, это то, что люди искали методы воздействия на людей, исходя из их, людей, качеств и свойств, а не руководствуясь иностранными прописями и иными выдумками. Вот это здОрово! Если подходить к делу непредвзято и "ум употребить" - можно придумать много полезных приёмов работы. Они и позволяли с МИКРОСКОПИЧЕСКИМИ сравнительно с нынешними ресурсами вершить великие дела. Поражает ещё вот что. За 20 послесталинских лет ВСЁ сгнило. Я помню 70-е годы (конец): всё уже находилось в летаргии, всем на всё было чихать, идеалом была заграница.
http://domestic-lynx.livejournal.com/69065.html?thread=4343753#t4343753

Re: Пропеарил у уважаемой domestic-lynx

Cпасибо.
Без паблисити нет просперити.
Ваш.

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com